Школа Колмогорова в отечественной науке — это просто лавина!

08 февраля 2019
Количество просмотров216
поделиться
Неизвестные факты о том, что связывает выдающегося математика с Тамбовом

Большинству тамбовчан, которым не безразлична математика и наука в целом, наверняка известно о таком гениальном человеке прошлого столетия, как Андрей Николаевич Колмогоров. Хотя бы потому, что он наш земляк, родился в Тамбове в 1903 году. Сегодня, в день Российской науки, в уютном кабинете Державинского университета мы говорим о нём с Евгением Жуковским, профессором кафедры функционального анализа института математики, естествознания и информационных технологий. И не случайно, поскольку Евгений Семёнович — один из инициаторов установки памятника Андрею Колмогорову у корпуса ТГУ на Комсомольской площади Тамбова. Всего несколько месяцев памятник украшает областной центр, но уже известен не только горожанам, а и многим математикам далеко за пределами нашего города.

— Евгений Семёнович, вы были знакомы с Колмогоровым?

— Нет. Я знаком с несколькими его учениками, с одним из учеников Колмогорова — заслуженным профессором Московского университета Владимиром Михайловичем Тихомировым — уже почти пятнадцать лет.

— А насколько хорошо всё же знали учёного — от учеников, коллег, может быть, да и как человек, который жил с ним в одно время?

— В основном по рассказам Владимира Михайловича Тихомирова. В 2005 году я делал доклад у него на научном семинаре. С тех пор неоднокоатно встречался с Владимиром Михайловичем на конференциях, семинарах. Владимир Михайлович — один из организаторов и постоянный участник конференций «Колмогоровские чтения», которые мы проводим в ТГУ. Три месяца назад он в очередной раз приезжал в Тамбов на конференцию и открывал её очень интересным докладом об Андрее Николаевиче Колмогорове. Владимир Михайлович — автор не только научных работ, но и книг по истории и философии математики, о математиках. Мне очень дороги книги, которые Владимир Михайлович мне подарил, в числе которых его совместная с В.М. Алексеевым и С.В. Фоминым монография «Оптимальное управление», книга «Жизнь математика. Слово о друге Владимире Михайловиче Алексееве» и «Полная библиография трудов Андрея Николаевича Колмогорова». Это список по годам всех трудов учёного, и каждая работа — веха в соответствующем разделе математики.

— Приобрести можно свободно?

— Достаточно сложно, так как эти книги изданы небольшим тиражом. Мы планируем со временем открыть экспозицию, посетители смогут посмотреть исторические материалы, документы, книги, фотографии и узнать что-то новое об Андрее Николаевич, его учениках, о тамбовских математических школах. Эти материалы начал собирать известный тамбовский математик мой старший товарищ профессор Александр Иванович Булгаков. К сожалению, в 2013 году он трагически погиб. Александр Иванович был инициатором и организатором тамбовских конференций «Колмогоровские чтения». В 1999 году в Тамбовском областном архиве мы с ним получили доступ к очень интересному историчскому документу — метрической книге Варваринской церкви, в которой нашли записи о рождении и крещении Андрея Колмогорова, о смерти его матери Марии Яковлевны Колмогоровой. У меня, кстати, копия этих записей сохранилась. Варваринская церковь находилась на площади, которую мы знаем как Первомайская, примерно на том месте, где расположен памятник солдатам правопорядка. В этой церкви крестили Андрея Николаевича, там же отпевали его маму, которая умерла спустя сутки после родов. А похоронена Мария Яковлевна на Петропавловском кладбище. Могилу мы пытались найти, но, к сожалению, тщетно.

— Это очень интересно и очень ценно, потому что в интернете именно такой информации…

— Мало очень, да. До 2000 года мало кто знал и даже не говорили о том, что Андрей Николаевич Колмогоров родился в Тамбове, все считали его родиной Ярославль. Младенцем Андрея действительно увезли в Ярославль, где прошло его детство, но всё же родина Андрея Николаевича — Тамбов. Многие математики, историки науки считали, что в Тамбове Мария Яковлевна, возвращаясь из Крыма в Ярославль, незапланированно остановилась вследствие внезапных родов. Это не так. В Тамбове жила подруга Марии Яковлевны, к которой она заехала погостить, собиралась пробыть несколько дней. Но начались роды... Я не помню сейчас фамилию подруги, у которой она жила. Можно, кстати, поискать в книгах Владимира Михайловича Тихомирова о его учителе. 

Я очень рад, что во многом благодаря тем документам, которые мы опубликовали, разместили в интернете, на сайтах наших конференций, сейчас все знают, что Тамбов имеет самое непосредственное отношение к Андрею Николаевичу.

Думаю, теперь, когда в Тамбове появился памятник великому учёному, никто не станет более оспаривать его тесные связи с нашим городом.

Интересно, что памятник Андрею Николаевичу Колмогорову в Тамбове уникален, в России нет других памятников великому математику. Более того, в нашей стране вообще нет памятников математикам. Есть бюсты, памятные доски. А ведь математики внесли огромный вклад в развитие нашей Родины, вообще в развитие цивилизации.

— А как вы считаете, математический гений Колмогорова — это дар или результат воспитания сестёр матери, упорного труда Андрея Николаевича?

— Не бывает одного без другого. Безусловно, это дар, Андрей Николаевич был наделён огромным талантом при рождении, но без воспитания, помощи взрослых развитие таланта невозможно. У этой гениальности, на мой взгляд, три фактора: талант и то, что взрослые увидели его, помогли развиться, и гигантское трудолюбие будущего учёного. Причём трудолюбие я бы поставил на первое место. На своём веку я встречал много талантливых людей в области математики, у которых в силу отсутствия этого качества ничего не получилось…

— Привлекало Андрея Николаевича что-то, кроме математики? Известно вам об этом?

— Человек не может всю жизнь только математикой заниматься. Андрей Николаевич имел разносторонние интересы. Безусловно, интересовался искусством. Думаю, что с какого-то возраста его очень привлекали путешествия. Он много ездил по стране. Кстати, за всю жизнь ни разу не приезжал в Тамбов. Может быть, из-за того, что здесь мама умерла. Правда, один раз туристический поход, кажется, по реке со своими институтскими товарищами начинался в Тамбовской области. Это был единственный раз. 

— Евгений Семёнович, и всё же почему, по вашему мнению, Колмогоров отдал предпочтение «серьёзной науке», как он говорил? Ведь он делал успехи в истории, в социологии...

— Мои аргументы таковы: математика — это ум, развитие мышления. Математик всегда может найти приложение своего ума и умения логически мыслить, применить математические методы в других науках. Можно интересоваться разными направлениями, а потом, став математиком, задуматься о том, как шире применить свои знания и навыки. Но в том, что самое интересное в его жизни — математика, я не сомневаюсь. 

— Андрей Николаевич применял свои математические знания в других науках?

— Да, и в физике, и в механике, и в теории информации, и в языкознании. Его идеи и результаты применяют, например, в исследовании древних языков. Методы алгебры, теории вероятностей позволяют расшифровывать и прочесть древние документы. И в области информатики, безусловно, Андреем Николаевичем получены выдающиеся фундаментальные результаты, связанные с вычислением сложности алгоритмов, созданию теории информации. Это до сих пор «работает» и лежит в основе данной науки.

— А вот насчёт теории вероятности… Он внёс достаточно большой вклад, не так ли?

— Да, без сомнения. Я бы сказал, теория вероятностей до Колмогорова была такой нестрогой «опытной», не совсем математической наукой, позволяющей решать некоторые прикладные задачи. Современная математическая наука строится на основе аксиом. Уверен, что многие помнят что-то из школьного курса геометрии, который начинался с определения важнейших понятий точки, прямой и аксиом — утверждений, принимаемых без доказательства. На этой основе строится вся геометрия. Андрей Николаевич Колмогоров создал аксиоматику, превратил теорию вероятностей в соременную математическую науку. Он получил блестящие результаты о выполнении закона больших чисел, о том, что остаточное событие либо наступит, либо невозможно, и многие другие. Кстати эта теорема, называемая законом нуля или единицы, написана на стеклянной доске, составляющей со скульптурой Андрея Николаевича композицию памятника в Тамбове. Бесспорен также великий вклад Андрея Николаевича во многие другие математические разделы: топологию, теорию функций, теорию меры, логику, теорию множеств, дифференциальные уравнения….

— Как известно, многие свои открытия Колмогоров сделал в студенческие годы. Как вы считаете, были те, кто в силу возраста мог как-то недооценивать его?

— Нет. Действительно, многие важные открытия он сделал в молодом возрасте. Он очень рано получил гениальные результаты и был признан научным сообществом. Да и среди математиков это частое явление — в истории было много гениальных молодых учёных. Например, Галуа и Абель, которые создали важнейшее направление современной математики и умерли, к сожалению, молодыми. При этом никто не говорил, что они слишком молоды для своих научных результатов. Если человек талантлив, делает открытия, его уважают и признают, и неважно, что он пока только студент… Молодость — это острый ум, свежие неординарные решения, это пора ярких открытий. Андрей Николаевич в 28 лет стал профессором Московского университета, в 36 лет — академиком. В последние годы Колмогоров прекратил активную исследовательскую деятельность, стал больше заниматься просветительской деятельностью, преподаванием, реформированием математического образования в стране.

— Вы сказали, что самые важные открытия он сделал в юные годы. А что из них вы отметили бы особенно?

— Создание теории вероятности. Я бы это поставил на первое место, хотя невозможно в гениальных открытиях выбрать самое важное. В те годы бурно развивался функциональный анализ, у Андрея Николаевича есть ряд фундаментальных теорем в этой области. На его книгах по функциональному анализу учились все советские математики. Это была новая математическая дисциплина, и познавали её по его блестящим работам. В топологии широко используется, например, асиома отделимости Колмогорова. Это предположение о том, что из любых двух точек топологического пространства хотя бы одна имеет окрестность, в которую не попадает вторая точка. Это простое предположение позволяет перенести важные геометрические результаты из «обычных» пространств на абстрактные топологические пространства. Теория турбулентности, механика, теория меры, тригонометрические ряды… Сегодня кажется удивительным, как столь молодой человек получил эти блестящие фундаментальные результаты, опубликовал их на немецком, французском и русском языках в очень известных советских и зарубежных изданиях. Ну а дальше он, безусловно, развивает свои идеи, передаёт их ученикам. Ведь один человек, даже самый гениальный, не может воплотить в жизнь такое огромное количество идей. Чтобы сделать ещё больше для науки, обязательно нужны ученики.

Среди его учеников — боле двадцати академиков и членов-корреспондентов, около шестидесяти докторов и кандидатов наук. Школа Колмогорова внесла великий вклад в развитие нашей отечественной науки, количество полученных Андреем Николаевичем и его учениками результатов огромно — это просто лавина!

Удивительно, как один человек мог столько создать. И он очень щедро делился с учениками своими идеями…

— Говорят, он вообще не жадничал относительно своих мыслей…

— Не жадничал. Когда человек из себя много что представляет, он не жадничает, он не боится конкуренции, его цель — дело, а не собственная карьера. Андрей Николаевич был великий человек… 

— Евгений Семёнович, были у Колмогорова конфликты с какими-то учёными?

— Конфликты в научном мире случаются часто, к сожалению. Наверное, были и у Андрея Николавича конфликты с коллегами. Особенно это проявилось, когда он занялся реформированием математического образования в стране. Андрей Николаевич считал, что обучение математике в школе сильно отстало от развития науки, от задач современного образования. А процесс реформирования чрезвычайно сложный, сталкиваются интересы многих людей, сообществ. Например, учителя сначала учились в вузе, затем многие годы преподавали, руководствуясь существующими методиками, программами, а им предлагают совсем по-другому преподавать математику, насытить её строгой логикой, дополнить современными результатами. Конечно, это встретило огромное сопротивление в учительской среде, в обществе. На Андрея Николаевича посыпался град критики. Но он был убеждён в своей правоте, в необходимости совершенствования математического образования, в том, что математика закладывает основу развития современного человека. Жаль, что эти идеи не воплотились, более того, мне кажется, что мы сегодня ещё более отдалились от математизации школьного образования…

— Как вы думаете, он считал кого-то гениальным?

— Безусловно. Мир математики и математиков огромен. Были блестящие учёные, которых Андрей Николаевич признавал, почитал. Некоторые работали с ним в Московском университете, были в это время гениальные учёные за рубежом. А он, наш земляк, безусловно, один из самых лучших, и мы им гордимся.

— Евгений Семёнович, нам известно, что вы были инициатором установки памятника Колмогорову в Тамбове…

— Да, но я не узурпирую это право. Это всё-таки некоторое широкое общественное движение, в котором я состоял. В этом движении активно участвовали коллегии, всё университетское сообщество, учёные из многих отечественных и зарубежных вузов и научных организаций, а также многие далёкие от математики люди. Большую помощь оказывал Клуб любителей духовного кино и его координатор Валерий Николаев Сытник. А главным инициатором я всё же считаю Александра Ивановича Булгакова. 

— На открытии вы сказали: «Это повод, чтобы к нам приезжали математики, и, надеюсь, туристическая достопримечательность, которая будет притягивать людей». Уже приезжали? И как часто у памятника можно увидеть туристов?

— Из окна моего кабинета виден памятник, и я всё время посматриваю — вижу, что люди останавливаются, фотографируются. Дедушки с внуками подходят, юноши и девушки… Памятник интересный, немножко необычный. Думаю, людям он нравится.

Я общаюсь с математиками и знаю, что многие хотят приехать в Тамбов.

Такая достопримечательность будет привлекательна для гостей города, российских и иностранных туристов, а в первую очередь для многих математиков, физиков, философов, историков. Уверен, что на нашу очередную конференцию «Колмогоровские чтения» приедет ещё больше учёных, преподавателей, студентов, многие захотят воспользоваться случаем поклониться памяти Андрея Николаевича и возложить цветы к памятнику. Слышал, что ученики Колмогорова были очень рады, узнав об установке памятника. 
Знаете, к нам приезжают математики из разных уголков страны, и так получается, что у многих корни тамбовские, у кого-то родственники тут… Они гордятся этим и отношением к математике у нас. Мне многие звонят, и часто я слышу: «Какие вы молодцы в Тамбове». Приятно… 

Фото Юлии Костиной
Спецпроект: